August 2018

Сексуальное домогательство.

Пару недель назад моя однокурсница написала для интернет-ресурса статью про хайповость темы принуждения к действиям сексуального характера. Мол, в Голливуде стало модно «вспоминать про посягательства, которые были 30 лет назад, а значит, скоро это будет модно и в России, потому что тема приковывает к себе внимание». Посыл, прямо скажем, скользкий.



Безусловно, желающих сорвать куш на «обвинениях в изнасилованиях» или «сексуальном домогательстве» достаточно в любой стране: так, девушка из эскорта как в США, так и в России может обвинить в «изнасиловании» состоятельного клиента, своего же собственного спонсора, сына миллионера, известного футболиста или даже простого парня из хорошей семьи только для того, чтобы раскрутить свой профиль в социальных сетях благодаря программе любящего копаться в чужих несвежих трусах Малахова.

Но как быть с теми, кто действительно понимает, что с ними было много лет назад лишь десятилетия спустя?

Ведь такое более чем возможно. Всё потому, что наша психика — удивительная вещь, она «скрывает» от нас же самих всё то, что потенциально способно нас если не убить при регулярном переосмыслении, то основательно подкосить наше психическое здоровье. Таковы её защитные механизмы.

Страшно даже озвучить, сколько девушек и женщин лично мне рассказывали, как «отстранялись» от вообще всех мужчин только из-за того, что преподаватель в вузе, начальник на работе или друг парня // мужа пытался «случайно» коснуться попы, груди, талии или зажать в туалете, намекая на секс. Если девушка понимала, что с ней происходило, то говорить об этом в тот момент ей было, как правило, стыдно. Но это если понимала. А могла тогда не понять и самой себе объяснить, что «показалось», при этом сознательно начав избегать преподавателя, вышестоящее лицо или «друга семьи», чтобы ей «больше не казалось».

А чтобы сказать себе самой (и/или социуму), что не «казалось», а посягательство было, нужны силы. Нужно право голоса, данное, в первое очередь, себе самой. Нужна здоровая самооценка, в конце концов, и уважение к личным границам. Такое часто появляется только после терапии, тогда же — и голосок прорезается. Ну или события, которые происходили когда-то в прошлом, либо переоцениваются, либо просто… вспоминаются. Часто не специально, а во время решения совершенно другой проблемы.


Так, например, на одном из августовских интенсивов (запрос клиента на интенсиве: понять, нужно ли возобновлять отношения с бывшим супругом) у моей клиентки совершенно неожиданно «всплыло» подозрение на факт сексуального посягательства, к моменту публикации поста упорно ею же самой отрицаемый (причина: стыд, девочка же из семьи, где «ничего такого быть не может»).

Collapse )
August 2018

Личная терапия-2: про ответственность и метафоры.

«Ответственность — инструмент тяжёлый, и его тяжесть приятна не многим. Поэтому в терапии многие наши с тобой коллеги стараются максимально снять с себя личную ответственность, как раз и спрятавшись за «работой клиента». Кстати, возможно, с этим на личном опыте столкнулась девушка, которая написала тебе, что «так она может учиться и по Библии». И действительно, обжёгшись, она требует гарантий, дать которые в том разговоре ты не могла. В своем вчерашнем после ты написала о том, что делать это (перекладывать ответственность на клиента за работу ввиду ряда факторов — примечание автора блога) нельзя, поскольку после глубокой работы человек может быть потерян, растерян, неуверен в себе (он действительно некоторое время ведёт себя как ребёнок, который заново учится ходить, а точнее, жить с новыми установками и способами переживания), а проконтролировать результат своей работы, оказать поддержку и помочь человеку научиться жить с новой картиной мира — как раз-таки и входит в компетенцию терапевта, не вмешиваясь при этом в сам внутренний процесс клиента. Ты ткнула на больное место — и получила то, что получила».

(с) мнение моего супервизора о посте «Личная терапия».



Признаться, у меня давно не было таких интересных бесед с КС. Ещё одну выдержку я вставлю в конце.

А теперь — к главному.

Нравится кому это из моих коллег или нет, но этика нашей профессии предполагает фактор личной ответственности терапевта: поддержание и содержательность психотерапевтического процесса, контроль границ, качество и профессиональность услуг. Это тот минимум, который лекторы в профильных вузах озвучивают на первом-втором курсе.

И который лично у меня вопросов не вызывает.

К слову, озвучивается также и ответственность клиента: рефлексия, доверие, честность, осознанность. При этом, как не сложно заметить, в зону ответственности клиента не входит контроль (кстати, контроль — это в принципе «взрослый» функционал, так, к слову) личных границ и процесса, а также — влияние на процесс терапии, если речь о выборе методов работы. Это не входит в зону ответственности клиента, и он, клиент, не должен уметь это делать, в отличие от психотерапевта. Для него желание перейти с терапевтом на «ты» и начать совместно распивать кофе по утрам может быть естественным, за невозможность углубления именно личных контактов и оставление их строго в рамках профессиональных отношений отвечает психотерапевт.


В чём заключается нюанс, который разозлил некоторых моих коллег не только в комментариях, но и на сторонних форумах?

Collapse )
August 2018

Ревность VS Собственничество.

Я скептически отношусь к абсолютному большинству современных авторов, штампующих книги по психологии (да и прочим дисциплинам). Всё потому, что авторы идеализируют свою теорию, зачастую не то что не проведя достаточное количество исследований, но так и не приступив к практике, а то и вовсе практикой считая ведения бложика или мелькание на ТВ.



В июле открыла одну из числа «лидеров продаж» — и через пять страниц закрыла, всплакнув, а потом пошла лечить мозг витиеватыми, но прекрасными трудами Рональда Лэнга. Почему же всплакнула, спросите вы? Ну а как не всплакнуть, когда автор чётко проводит знак равенства между «ревностью» и «собственничеством», что вслед за автором несут в массы толпы «ораторов»?

Между «ревностью» и «собственничеством» ведь пропасть, которая отчётливо видна именно во время консультирования как собственников, так и ревнивцев. Мне, во всяком случае видна. Видна ли вам, пишите в комментариях.


Собственник — это человек, в картине мира которого понятие «моё / не моё» очень хорошо развито. Моя игрушка в саду: без разрешения не брать. Моя книга в школе: кидать в стену нельзя, как и расписывать на ней ручку. Моя машина. Моя квартира. Моё место в доме, в конце концов. Здоровое собственничество развивается ещё в детстве и служит маркером проявления уважения родителей к личным границам ребёнка: то самое «в комнату без стука не входить» и «в шкафах не копаться».

Мой мужчина // моя женщина. А точнее, мои отношения. Если собственник не грешит присвоением (это тема для отдельного разговора), он, как правило, уважает чужие союзы, но при этом требует уважения к своему, в том числе — от своего партнёра. Иными словами: собственник требует от партнёра уважения к союзу, в который он вложил свои ресурсы. Хорошо это или нет — решайте сами. Собственник редко бывает беспричинно ревнив, хотя по умолчанию первое не отменяет второе. Но на моей практике типичный собственник редко тратит энергию на изучение переписок, выяснение «кто был до меня» и на беспричинную ревность.


Ревность — это ведь, по сути, распыление в воздух энергии, которую можно потратить на себя, т.е. штука крайне деструктивная. Ревность как чувство «скрывает», во-первых, злость (отсюда — краткие бурные вспышки в приступе) из-за недостатка внимания к своей персоне, а во-вторых — ненависть / зависть, иногда (но не так часто) — и первое и второе сразу.

Collapse )
August 2018

Личная терапия: «взрослый» и «ребёнок».

Сегодня без подводок, сразу — к сути.



В терапии нет «общих» 100% работы. Это вам не ЧМ по гребле на байдарках: пока один отдыхает, гребёт другой.

В терапии есть работа психотерапевта, на качество которой влияют образование, его личные навыки, личные качества (умение доносить информацию, терпение, незаурядность ума и прочее) и его опыт, как удачный, так и не очень. Мотивированность в работе, в конце концов. Иногда — личные обстоятельства или ангажированность в конкретном запросе (например, запрос клиента бередит уже его личную травму), но с годами терапевт либо учится закрывать на это глаза, либо просто НЕ берёт на терапию клиента, если чувствует, что не сможет быть объективным. Второе при любых раскладах безопаснее, даже через годы практики.

Так, один из моих преподавателей, даже после десятилетий практики не берёт на терапию карьеристок, детей которых воспитывают няни и бабушки: его мать в три месяца ускакала на заработки и пробыла там до его совершеннолетия. Он их не может понять.

Собственно, если вы ищите психотерапевта в своём городе, обращайте внимание в первую очередь на его образование (полноценное высшее психологическое или медицинское, если речь о врачах-психотерапевтах, сексологах, неврологах, психиатрах) + разобранные им кейсы в профилях в социальных сетях или на личном сайте, которые дадут представление об опыте и механизмах работы + специализацию, которая, как правило, вырисовывается чётко как раз после начала регулярных консультаций, а не после окончания вуза. И в последнюю очередь — на рекламу, обещание и гарантии, данные без разбора вашего запроса.


И есть работа клиента.

Collapse )
August 2018

Мой ребёнок себя не любит: маркеры.

— Моя дочь себя не любит, она живет в браке с откровенным козлом. Он её уже чуть ли не бьёт, а она всё равно пытается ему услужить… как так, Мария, если в нашей семье такого никогда не было?
— А она умеет себя любить?
— В смысле?
— Ну, вы ее научили любить себя?
— Если вы имеете в виду, какой она берет с меня пример, то у меня с самооценкой все отлично! Если бы меня хоть один из моих мужей ударил, я бы его выгнала на х*й из дома в тот же миг
.

(с) консультационное.



Диалог с моей авторитарной (астро) клиенткой, которая внезапно обнаружила, что её дочь себя не любит.

Знаете, что меня больше всего в таких беседах удивляет? То, что это «обнаружение» происходит спустя 20-30 годиков после того, как ляля из мамы вылезает. И преподносится сей факт чаще всего как озарение или «помутнение рассудка дитятки». Мол, «встретил(а) Витьку // Сашку // Машку» — и перестал(а) себя уважать. Лилит на Хирон встала, чоуж (сарказм).

Парадокс ситуации (и ещё одно открытие для, как правило, идеальной в своих собственных глазах матушки) заключается в том, что ребёнок не может растерять самоуважение и любовь к себе в одночасье, если оно было… заложено в семье.

Да, именно в семье ребёнок обнаруживает (или не обнаруживает), любят ли его; поддерживает ли социум в лице его родителей его начинания; принимают ли его таким, какой он есть, или рисуют ему брови, чтобы он был красивее. Именно в семье ребёнок узнаёт, достоин ли он любви родителей просто потому, что он их малыш, или ему нужно сделать что-то, чтобы любовь самых близких ему людей заслужить. А может быть, то, что его рождение в принципе было ошибкой, ибо «надо было аборт сделать, тварь ты неблагодарная, пашу как лошадь с утра до ночи, а ты на тройки учишься!».

Если родители просто любят ребёнка и принимают его безусловно, то ценность жизни ребёнка является не его, ребёнка, личной заслугой, а просто… фактом. То есть ему, ребёнку, с момента нахождения в животе у мамы ничего не нужно делать, чтобы заслужить любовь родителей. Механизм получения любви, поддержки и уважения просто по факту рождения ребёнком в такой семье зафиксирован. И в отношениях с противоположным полом любовь и уважение он в последствии так же принимает как вещи, которые просто_должны_быть по умолчанию и заслуживать которые «подстройками» под партнёра не надо.

Collapse )
August 2018

Изменить, чтобы сделать больно.

Ребята, до конца этой недели я занимаюсь большим корпоративным заказом. Тем самым, ради сдачи которого я должны была лететь в МСК, но заказчик решил, во-первых, расширить заказ, а во-вторых — прилететь ко мне в Самару. В связи с этим — жуткий цейтнот ориентировочно до 26 ноября и проведение всех запланированных в Москве консультаций дистанционно.



Ещё раз приношу извинения всем, кому заранее пообещала встречу в столице! Преждевременно было это делать до брони отеля, потому что даже авиабилеты «сгорели». Хотя, на моих текущих транзитах, «сгореть» мог даже отель (напишу об этом чуть позже).


Собственно, из-за цейтнота сегодня я бы хотела поднять тему не очень большую, но важную. В последние годы я часто слышу на консультации от молодых людей и девушек (да, это бич «деток», рожденных в 90-е и позже), что они когда-то кому-то изменили, чтобы сделать больно или чтобы понять, что есть чувства. На вопрос «зачем?» ответ про боль и чувства повторяется, а на меня смотрят... удивленно. Я же всего ли хочу понять, зачем изменившему человеку нужна боль партнёра или его крайние эмоции.

В чем для них профит?

Хотели узнать, будет ли больно? Будет. Даже самому черствому и нарочито холодному человеку. Хотели узнать, есть ли чувства? Да конечно, есть. Хотя бы агрессия и злость, причём больше — на сам факт появления боли после измены.

Но… это его / её боль, он / она имеет на неё право, даже если он её отрицает. Боль не ослабляет психически здорового человека, не делает его подконтрольным вам, не заставляет спрыгнуть с крыши. Это просто боль, а от боли не умирают — я об этом писала в ЖЖ пару лет назад. Умирают от болевого шока, вызванного потерей крови, но вы же не тыкая ножом в партнёра сообщаете ему, что кого-то за гаражами совокупили, верно? Переживет боль, поплачет, отряхнется — и пойдёт дальше.

Collapse )
August 2018

Любить ребёнка (больше, чем себя).

— Я не хочу становиться матерью, потому что я не смогу посвятить жизнь ребёнку. Понимаете, я порой смотрю на публичных личностей, на некоторых подруг… Ну вот, да, подруг. Лялечка заорала — дела брошены в сторону, Жанна бежит успокаивать. Даже когда лялечка заорала посреди торгового центра в «Летуаль» и из-за того, что ей не купили мороженное на входе в «Летуаль». Или другая подруга, Алла. Ушла с работы, замкнулась на ребёнке, стала возить его по школам и секциям, превратилась в какую-то кобылу с высунутым языком и жалобами на жизнь: секс с мужем последний раз был, кажется, в 2014, когда и произошёл залет и скоропостижная свадьба. Видимся раз в полгода, но каждый раз: «Я схожу с ума, но куда деваться — живу ради Лиды». И вот я слушаю все эти нюни и… понимаю. Точнее, во-первых, я не понимаю, где те две цветущие барышни, которых когда-то желал весь поток. А во-вторых, я понимаю… точнее, точно знаю, что если это и есть эталонное материнство, то я так не смогу, потому что я такое не понимаю. Вот как-то так, Мария.

(с) консультационное (благодарю за позволение опубликовать дословно).



«Любить ребёнка» и «любить ребёнка больше, чем себя» — это вещи совершенно разные.

Первое — удел взрослых и ответственных людей, осознанно принявших решение родить ребёнка, чтобы дать жизнь новому индивидууму, а в будущем — помочь ему стать личностью.

Второе — удел «инстамамашек» всех мастей, показательно призывающих жизнь сложить на алтарь орущего памперса и удовлетворять каждую его хотелку. Почему я использовала слово показательно? Потому что одновременно говорить о безусловном принятии своего ребёнка таким, какой он есть, и при этом красить его, а потом ещё и фотошопить, просто невозможно.


Далее. В первом случае, когда родители просто любят ребёнка и не вешают на него свои ожидания, вероятность построить гармоничные отношения с чадом в разы выше, во втором — она практически равняется нулю. Гармоничные отношения любого характера строятся же исключительно с равными личностями, а во втором случае один из родителей себя изначально ставит в позицию (условно) смотрящего в рот. Редко — оба родителя, ведь, как правило, при культе личности ребёнка в семье один из родителей «сливается» за ненадобностью. Почему «сливается», кстати, не понимаете?

Когда установка (запрет на трату своего ресурса на свои потребности) в голове одного родителя укореняется, а сам ресурс подходит к концу, начинается поиск «свежей крови» на стороне. Обычно это происходит через манипуляции на нежелании других членов семьи жертвовать своим ресурсом ради нужд «бога» в памперсах. Проще говоря, отцы становятся «мудаками», если не хотят устраиваться на вторую работу, дабы оплачивать кровиночке обучение в элитной гимназии, а бабушки — «гадюками» из-за того, что после рождения внука не рвутся быть бесплатными няньками, а продолжают работать или заниматься своей личной жизнью.


Скажет ли ляля вам спасибо, если вы «посвятите ему жизнь»? Да нет.

Collapse )
August 2018

Гарантии и проекция.

На прошлой неделе слово «гарантии» фигурировало в моих беседах как с клиентами, так и с коллегами и даже подписчиками, настолько часто, что я решила об этом написать.



С коллегой мы обсуждали кейсы, связанные с болезненными желаниями наших клиентов получить гарантии, что их личный выбор окажется верным. Так, например, конкретно мой клиент, устав от роли «донора» в личных отношениях, до жути боялся сказать своей высасывающей из него всю энергию пассии, что он уходит («А вдруг я не прав и вдруг я без неё не смогу? Как мне это это понять?»), а после третий сессии… молча поехал и забрал свои вещи, ничего не анализируя, а просто спасая своё психическое здоровье. Через три дня после этого эпохального решения он оборвал мне вотсап с вопросами: «А почему я не сделал этого еще после первой сессии?». Время нужно было. И ещё какие-то гарантии, дать которых никто не мог.

Ешь одна моя клиентка, травмированная разводом, хотела получить от нового партнёра гарантии, что он с ней не разведётся. Точнее, так. Что у него с ней непременно «всё серьёзно» и «навсегда», а то зачем время тратить. Эти гарантии она хотела получить после второго свидания и даже до первого секса, по сути отказывая даже себе в праве уйти, если ей что-то не понравится. Мужчина оказался честным и не смог ей дать такие обещания, после чего ему был присвоен клиенткой статус «мудака» и вечный бан.

А несколько дней назад на мой пост «Страх несоответствия» в инсте ответила женщина, которая а) была несчастливой; б) не любила себя от слова «совсем» и в) хотела ко мне на терапию. А ещё женщина ещё до обсуждения проблемы и до формирования запроса, хотела получить гарантии, что терапия разом решит все её проблемы и научит её себя любить.

— Я не знаю, какие дать вам гарантии, если работа будет на 80% зависеть от Вас. Отзывы клиентов скринить не люблю, имена приходится скрывать, получаются отрывки. А отрывки могут и подруги написать, поменяв аватарки.
— Мои деньги за ваши 20% работы?
— Это правило любой терапии: основную работу делает клиент. Жизнь же ваша. Вам решать, как реагировать на слова и инструменты, которые вам даёт психотерапевт.
— Удобно. Никакой ответственности.
— Ну, если Вы считаете меня безответственной, значит, мы с Вами не сработаемся.
— Так я и по Библии могу учиться. От вас мало толку. Деньги на ветер.
— Ок. Учитесь
.


Где я написала про «20%» своей работы, я до сих пор понять не могу, но раз меня так услышали, это… тоже показатель. Ведь с точно таким же искажением моих слов мы, скорее всего, столкнемся во время сессий. А ещё мы совершенно точно столкнёмся с проекциями. То есть на меня во время терапии будут упорно «лепить» образ когда-то обманувшего человек, что напрочь лишает взаимодействия клиента и терапевта доверия. Ведь что есть требование гарантий ДО обсуждения запроса, ДО первых сессий или ДО, например, вступления в отношения (любые)? Это страх (и при этом неосознанное желание) снова быть обманутым.

Иными словами: ещё на берегу вы ждёте гарантии, которые человек в самом начале общения просто не может вам дать по объективным причинам (мало вас знает или мало знает о вашей травме, если речь о психотерапевте), чтобы ещё раз почувствовать себя обманутым (уже в процессе «недавания» гарантий) и закрепить в голове механизм «все люди — твари, а я — жертва» или, опять же, если мы рассматриваем в том числе сферу отношения — «все мужчины — мудаки, я одна стою в белом пальтишке».

И знаете, вы ведь обязательно найдете тех, кто с ходу даст вам гарантии, которые Вы ждёте и которые временно Вас успокоят.

Collapse )
August 2018

Бизнес на детях.

В этом месяце мы поговорим, во-первых, про «идеальных матерей», а во-вторых — про травмы, которые они или теребят или создают в головах людей рациональных и адекватных, понимающих, что определённая картина мира — утопия.



Начнём — с первого.

Около недели назад Инстаграм сунул мне в ленту фотографию с «идеальной мамашкой» и её накрашенным и отфотошопленным ребёнком. Нет, мне не показалось: почти все читатели тоже увидели макияж (хотя мне до сих пор хочется верить, что подводка для глаз и блеск были «наложены» на фото) и абсолютно все — бездарный фотошоп. Настолько бездарный, что брови у малышки «продублировались» — всё потому, что ребёнок, видимо, изобразил удивление, а в мире идеальной мамашки удивление не подходило к теме поста. «Идеальные брови» наложили сверху, белки глаз выбелили, подводку, надеюсь, все-таки на глаза «наложили» сверху, а не нарисовали изначально. До кучи всё сдобрили доброй порцией блюра. Ну а что? Лицо ребёнка должно соответствовать лицу молодящейся мамани. Раз маманя «восковая», то и ребёнок должен превратиться в куклу.

— Мария, ну автор — типичная ТП, что с неё взять? — обязательно напишет кто-то в комментариях.

Да. Но. Автор — блогер.

И эта история была бы абсолютно статистичной (для мира инстаграма), если бы мамашка не была «идеальной» и «учащей других стать лучше» барышней с приличной аудиторией. Я погуляла про профилю, почитала посты (даже — рекламные). Примерно раз в месяц женщина писала что-то про благодарность судьбе за «чудесное окружение» и счастье «встретить любимого супруга, самого идеального мужа на свете», с которым «так чудесно и сладко» просыпаться по утрам на матрасе Аскона. Мужик вроде как статен, но по умолчанию мордашка тоже заблюрена. Счастье счастьем, а негоже рядом с царицей своими сорокалетними морщинами трясти. Особенно лежа на китайском матрасе. Рядом с идеальной мамашкой. Которая даже просыпается «при параде».

Collapse )
August 2018

Реквием по чужой глупости (+ ответ на практикум).

— Вы, как потенциальный клиент, понимаете, что она несёт бред?
— Да, Мария, но это потому, что есть Вы.

(с)



Сегодня — без долгих вступлений. Практикум я делала преимущественно для учеников: мне важно было, чтобы они поняли, что значит «работа с нуля» и какой максимум можно вытянуть из космограммы, если уметь работать с картой, а не наугад тыкать пальцами в аспекты. Иными словами — если на семинаре по «Деловой астропсихологии» меня слышать, а не просто слушать.

Правильный ответ: убийца — П2 (01 июля 1958 г.).

Убийство, случайное, спонтанное, из-за денег. Точнее, из-за финансовых претензий в общем небольшом бизнесе. На эмоциях и в состоянии подпития, но не опьянения. Просто и относительно небольшой стадии алкогольного опьянения оказалось достаточно для человека, имеющего в натале (Марс - 0 - Лилит) — 180 — Юпитер (сколько раз я обратила, что конфигурации нужно полностью дочитывать?) в кардинальных знаках при возможном дополнительном аспекте от Луны, превращающим всё это в ТАУ, что в совокупности даёт невозможность контролировать свои реакции, потенциально имеющие шанс перерасти в масштабные разрушительные действия, входящие за рамки закона (природа сильного Марса в оппозиции с Юпитером и соединении с Лилит).

Естественно, в один день с этим человеком в мире родилось множество людей, но в конкретно этой ситуации главную роль играет тот факт, что он оказался в одном месте с человеком, с которым у него безапелляционно конфликтная синастрия, в которой к тому же активизирован Марсом П-1 натальный «заряженный» Марс П-2 в соединении с Лилит. Причём, оказался рядом он в то время, когда данная опозиция была также актизирована в транзитах (Плутон начал давать квадрат элементам оппозиции, начиная со сходящегося партилльного квадрата к Лилит П-2 как части оппозиции в синастрии): эффект «спускового крючка».

Спасибо большое всем участникам! Все мнения важны, почти все аргументированы и имеют место быть.
Отдельное спасибо — моим ученикам. По традиции исправила только то, что совсем не в ту степь ушло.


А теперь — о моих чувствах после этого практикума. Точнее, о закулисье.

Collapse )