December 9th, 2016

August 2018

Музыкант и фанатка.

Я ждала от него чего-то великого. Поступка с большой "П". Мне не нужны были миллионы, -лярды и вообще деньги, но я хотела им гордиться. Мне было 15, ему - 18. Он играл на гитаре, все выходные мы зависали в клубах, а я смотрела на него как уставшая фанатка откуда-то издалека. Я ждала от него великого. И считала его Великим. И готова была прощать Великому если не всё, то многое. Так, например, закинув куда-то в чемоданчик свою не сформировавшуюся до конца гордость, я простила ему паралелльную интрижку. За это он посвятил мне песню, и мне казалось это посланием свыше.



Ваня, Ванечка.

Он сделал мне предложение, когда мне исполнилось 17. Подарил ромашку и серебряное кольцо. Поклялся, что обязательно поженимся. Ему было 20, и свою жизнь он связывал со сценой и музыкой, хотя уже тогда понимал, что его предел - лишь клуб в каком-нибудь "Люблино". В то же время в отношениях моих родителей наступило охлаждение, а мне расхотелось появляться дома, и я неожиданно для себя окунулась в его жизнь. Утром - сон вместо учебы, ночью - песни вместо сна. Взяла академ, проводила мать в Берлин, из которого она вернулась только год спустя. Осталась жить с ним в режиме "сон-вписка-алкоголь".

Он гений, ему можно.


Collapse )