June 28th, 2019

August 2018

Домашняя тирания.

— Мария, ну Вы, конечно, не правы были вчера. Девочки пострадали, а Вы говорите, что они-убийцы.
— Эм, Вы же где-то месяц назад сына избили ремнём, если я не ошибаюсь.
— Ну Вы сравнили. Там травка была, а тут — девочки




Мои клиенты платят мне очень немаленькие деньги за фактаж. Не за «воду», не за нятягивание совы на глобус, не за сочувствие и эмоциональность, а за факты. За сухость и объективность. Иногда, глядя в карту, я задним умом понимаю, что от меня хотят услышать, но говорю то, за что могу поручиться, даже если мне искренне жаль, что… ну нет у человека перспектив в бизнесе. Ну нет.

Так и в ситуации с сестрами Хачатурян: почему некоторые из вас думают, что я должна закрывать глаза на факты, чтобы быть в тренде и быть одобряемой? Не хочу и не буду, даже если внутри у меня сердце сжимается при мысли о том, что какой-то старый черт с расстройством личности действительно мог склонять к оральному сексу своих дочерей. Да, Хачатурян-старший вернулся из психиатрической больницы и наорал на них, распылив в лицо каждой газ из баллончика. Но да, потом он уснул в кресле. И он спал, когда его начали резать девочки, пришедшие к нему втроём и еще до этого решившие инсценировать его нападение на них.

Это первое.

Второе. Я написала не то, что судить девочек непременно надо по всей строгости закона. А то, что не осудить их означает создать страшный прецедент, который позволит жертвам насилия резать / убивать и так далее.

Вам не понравился пример со школой — окей, понимаю. Хотя не могу не пояснить, почему я его привела.

Сын моей клиентки учится в частной школе. Пару месяцев назад мальчик Толя зашёл в помещение, где класс занимался музыкой, и тяжёлым учебником стал избивать детей. Больше всего досталось мальчику Славе, местной «звезде», который был типичным нарциссиком и мог позволить себе подшучивать над одноклассниками. Моя клиентка характеризует мальчика Славу как, в целом, безобидного, но саркастического юношу, пересмотревшего «Камеди Клаб». Слава не бил одноклассников, пальцем их не трогал, но он многих высмеивал. Интроверта Толю он высмеивал чаще всех, потому что тот носил очки. Ну или потому, что Толя замыкался в себе, когда его высмеивали. На четвёртый год терпение Толи лопнуло: он взял учебник (словарь или энциклопедию) — и пошел мутузить Славу в первую очередь, остальных — по принципу кто подвернется. Славе получил сотрясение мозга и несколько ушибов / рассечений (?), многие сидевшие рядом — синяки. Но слава Богу, это была всего лишь книга.

Еще раз подчеркну: Слава никого не бил, он просто подшучивал. Абсолютное большинство его шутки воспринимало как шутки, но мальчик Толя расценил их как моральное унижение. Кто в этой ситуации виноват? И что нужно делать взрослым?

Read more...Collapse )