July 30th, 2019

August 2018

... и себя вылечу!

Каждый из нас любит помечтать, что было бы, если бы он оказался на чьём-то месте. Легче всего, как водится, представлять себя на местах президентов, руководителей компаний и психологов. Работа последних — так и вовсе многим видится как простейший алгоритм: сел, послушал часок-другой, получил баблишко (естественно, ни за что, ведь послушать может каждый!).



Собственно, поэтому предлагаю вам сегодня сесть и послушать. Даже анамнез распишу.

Ваша клиентка — женщина, 32 года.

С 4 до 12 лет она жила с бабушкой (мать же в это время «покоряла Москву»), которая все эти годы девочку морально истязала. Делала из девочки «человека», чтобы «как мать шлюхой не стала». Бить — не била, редко даже голос повышала (бабушка — учительница), но воспитание было настолько жестким (строгие рамки, длительное молчание и игнор даже базовых потребностей ребенка при малейшем непослушании), что девочку ночами мучили кошмары.

Если конкретно, в семь лет она, получив «тройку» по математике, должна была сама себе приготовить ужин. Бабушка игнорировала просьбу «покормить», при этом в доме действовал запрет на все лакомства в случая «косяка», а к лакомствам относились, например, колбасы. Пользоваться спичками девочке было запрещено, поэтому оставалось грызть хлеб до утра.


Потом бабушка умерла (инфаркт), а мать, так ничего и не покорив, вернулась. И все вроде бы как стало нормально, за исключением того, что мать пила, в том числе — чтобы забыть, как выживала в Москве. Между запоями, как и типичная алкогольвица, была вполне милой матерью, заглаживающей чувство вины перед дочкой — и за то, что пьёт, и за то, что когда-то бросила.

Потом девочка выросла, закончила экономический вуз вышла замуж (по залету, «одной-то оставаться в 25 лет — вообще стыдно»), вскоре развелась. На фоне стресса пропал сон. Пришла к психологу восстанавливаться, но потом посчитала, сколько отдала за это самое восстановление, и решила, что «лучше бы» она на эти деньги сама отучилась на психолога.

Окей. Пошла учиться. Получила образование.

Образование — прямо скажем, такое себе.

Во-первых, потому, что этим «образованием» гордо называются трёхмесячные курсы повышения квалификации, которая, блин, вообще-то придумали, как дополнительное образование (например, для занятия должности по профилю, связанной с общением).

Во-вторых, даже их слушать она пришла травмированная в хлам. Ибо помимо разнообразных «детских», в анамнез пробралась еще травма, полученная после длительного развода с судами и выпиливанием мужа-алкоголика из своей же собственной квартиры.

Read more...Collapse )