February 28th, 2020

August 2018

Три инсайта обучения.

Сегодняшний пост будет лаконичным, но полезным для моих коллег-терапевтов. Потому что три профессиональных инсайта, случившиеся в ходе январской части обучения лично для меня оказались крайне полезными и закрыли как минимум два моих профессиональных гештальта, о которых я в разное время упоминала как в блоге, так и на семинарах.



Первый касался суицидов в частности и работы с ПРЛ в целом.

Точнее, работы с суицидальными клиентами, а если точнее — с депрессивными пациентами пограничной структуры личности, и их попытками «срыва» (попытки суицида // тяга к попыткам суицида на фоне дичайшего эмоционального шторма), которые случаются, как правило, после второй-четвёртой сессии при установлении доверительного контакта. Признаться, этих «срывов» в самом начале своей терапевтической работы я, тогда ещё молодой специалист, боялась как огня и максимально страховала себе регулярным общением с коллегой-психиатром, зачастую отправляя клиенток после попыток суицида сразу к ним.

Мне казалось, что нужно «купировать» регресс дополнительными силами.

Но я ошибалась в том, что... это был регресс. Да и, в общем-то, долгие годы я демонизировала проблему, выискивая новые способы терапии при ПРЛ я тоже зря. Ибо пациенты (например, вот) с такой клинической картиной в тот момент, когда они (как раз-таки при установлении доверительного контакта и осознании первых изменений в мышлении) обретают реальную надежду на изменения (!), во-первых, паникуют из-за страха опустошения («Как жить по-другому?»), а во-вторых — паникуют из-за страха разочарования («А что, если снова мимо?»). Всё это и толкает на обострение. Иными словами, угроза терапевту «нажраться таблеток» или «вскрыть вены», а ещё — привлечение внимание к прогулке по крыше в моменте — это что-то вроде посыла: «Получается! Скажи, что получается». Ну и ультимативное требование сессии вне очереди, что и произошло, например, пару недель назад.

Если ещё короче: попытка суицидников «откинуться» после начала терапии — это готовность к терапии. Что-то вроде «нырнуть поглубже — и вынырнуть», что ни разу не отменяется важность правильно подобранных терапевтических методов.



Второй инсайт касался моих Рыб-беглянок (то есть девушек, которые убегали после начала процесса).

Collapse )