April 17th, 2020

August 2018

Сепарация.

Пожалуй, одним из самых благородных поступков, который по-настоящему любящие своих детей родители могут сделать для своих чад, является … сепарация, подразумевающая принятие факта автономности своего ребёнка.



Да, она, родимая. Под «сепарацией» я понимаю не только позволение от себя «отлепиться» во всех смыслах этого слова, но — зачастую — и предложение это сделать, составленное в максимально корректной форме. Причём, последнее нужно доносить до ребёнка лет с трёх в разных игровых ситуациях, когда страх автономии уже даёт о себе знать. Банальное (и по Фрейду): «Дорогой, я — классная мама, но у тебя будет своя жена, она будет по-своему крута, и ты будешь счастлив с ней»

В идеале, сепарировать ребёнка от себя надо до тех пор, пока ваши установки и ваши виды на его жизнь не превратили вас в жизни вашего чада в «раковую опухоль», которая тянет и жрёт изнутри. «Раковую опухоль», от которой хочется избавиться. «Раковую опухоль», которую ты вроде и любишь (родитель-то крутой), но ненавидишь всем сердцем, потому что всю жизнь разрываешься между любовью к родителю и любовью к себе. Да, именно любящих родителей любящему своих родителей ребёнку «отделить от себя» сложнее, чем, например, родителей-мудаков, как бы странно это не звучало.


Дабы не быть голословной, я приведу в пример случай из практики, чтобы вы понимали, в каких моментах любящие (действительно любящие, без сарказма!) матери откровенно нарушают личное пространство детей. Вот, например, вспомню 2018 год.

Девушка Аня (21 год), моя клиентка, и её мама (56, кажется, на тот момент лет).

Анна в то время доучивалась, жила с родителями, что я считаю абсолютно нормальным делом.

Ненормально же было то, что мать всегда акцентировала на этом внимание, окружая дочь «поддержкой» со всех сторон: «Ты учись, а я тебе всё обеспечу: денег дам, посуду помою, вещи постираю, ужин приготовлю. Всё — на мне, а ты только учись».

Вмешательство в личную жизнь доходило до того, что клиентка была вынуждена предупреждать о записи к гинекологу и ... показывать результаты анализов, хоть и в доверительной беседе (по сути, доверием манипулировали, чтобы узнать информацию). Личная жизнь? Секс? Мальчики? Нет, не слышала. Точнее, поклонники были, но абсолютно все матушку не устраивали и обесценивались («Да у него же тату на руке, что из него получится?», «Да он же на стилиста учится, это разве мужская профессия?!») до того, как с ними доходило до секса, и если до секса всё же и доходило, то оргазма не было, только чувство вины.

Вы спросите: «Где же любовь, Мария?!». Материнская любовь была. Очень сильная. Просто это любовь манипулятора.

Collapse )