April 28th, 2020

August 2018

А что ты сделала, чтобы тебя не... ?

Высказывания очевидно битой мужем Регины Тодоренко, попытавшейся публично «отсосать» агрессорам, в моей персональной вселенной наложились на две схожие по сути консультации, которые произошли в прошлый уикенд.



На первой клиентка рассказала, как поссорилась с соседкой по квартире. Соседка — завистливый огурец, который включает громко музыку строго во время прямых эфиров моей клиентки, целенаправленно заставляя девушку краснеть перед аудиторией. Если ещё точнее (сейчас чисто фактаж): соседка заходит в инстаграм — видит прямой эфир моей клиентки — включает музыку.

И так уже пару недель. Мотивация, как по мне, очевидна.

— Мне сложно, что я не могу жить дружно. И я понимаю, что 50% ответственности за такую ситуацию — на мне.
— Позвольте,
— возразила я. — Почему Вы пишите про 50% ответственности за эту ситуацию с музыкой? Как Вы можете быть ответственной за чужое желание делать Вам назло?
— Хм. Знаете, из детства включается, Мария, что это я виновата и за себя, и за ту девушку, и за того парня…


(с)

Из детства. Если точнее, из отношений с родителями. «А почему тебя ударили?», «А почему тебя обидели?».

Так и хочется таким родителям сказать: алле, мать, важно не почему, а то, что ударили.


Вторая консультация была с клиенткой, которая в марте ушла от мужа, поднявшем на неё руку. Это было второй раз в жизни и первый — до синяков на руке. И этого моей клиентки хватило, чтобы собрать вещи, взять ребёнка — и уехать на съёмную квартиру? Правильно ли она сделала? В целом, да. Но (имхо) стоило уйти ещё после первого раза, когда не до синяка, а просто — полотенцем «в целях профилактики». Хотя, со слов клиентки, до терапии она бы не ушла и после пятого раза, потому что… «а что, сильно?».

«А что, прямо сильно?», «А что, вот прям ударил?», «А что, тебе не показалось?», «А ты уверена, что всё, развод?»

Эти и другие вопросы задавали ей мать, сестра и даже коллега по работе. А клиентка удивлялась, что ей ещё нужно доказывать, что ДА. А не просто «ДА», а прямо сильно, «вот синяк, смотрите». Ну и до нервного тика её довел вопрос битой двумя мужьями матери: «А в чём была твоя вина?». Чувствуете? Почти как вопрос колхозницы Регины: «А что баба сделала, чтобы её не били?».

Родилась, блин, бурундук ты толстокожий. Родилась. Этого более чем достаточно.


Collapse )