August 4th, 2020

August 2018

Про бессилие.

Последние дни июля 2020 стали для меня мини адом.



Адом, в котором я перечитывала свои же собственные посты (что интересно — одни из последних, про внешние обстоятельства и боль) и по пять раз в день напоминала себе, что я — не всемогуща, хотя когда твой близкий человек сначала лежит в реанимации, а потом переживает операцию, после которой ему нужно заново учиться жить, хочется биться головой об стену от бессилия.

От бессилия из-за осознания, что ему больно физически и сложно морально.

От бессилия из-за осознания, что ни одни деньги мира ситуацию не исправят.

От бессилия из-за осознания фатальности прогноза, в котором худший вариант развития событий должен быть плюс-минус таким же. Что там шарлатаны говорят по этому поводу? «Переиграть прогноз» за миллион рублей? Ага, «вперёд, мудозвоны, катающие по карте Сатурн и «заряжающие» Солнце путём стрелялок из лука и прочего мракобесия» — хочется сказать публично.

Но и первое, и второе, и третье — именно от бессилия, которое у обычного, далёкого от терапии, человека может переходить в очень разные реакции — от желания прокричать социуму что-то вроде «вы все гавно» и «да будьте вы прокляты, что у вас не так и вы не мучаетесь вместе со мной» (ненависть, агрессия, провокация, зачастую и физическая в том числе) до «за что мне всё это» (примерка, зачастую — бессрочная, на себя роли жертвы обстоятельств) и прочих.

Я очень хорошо знаю, о чём пишу, потому что подобное в терапии я наблюдала неоднократно. Отчасти поэтому и пишу, кстати. Не только потому, что мне хочется поделиться, но и потому, что то, что пережила я, может коснуться и вас. И это  — часть жизни.

Collapse )