August 7th, 2020

August 2018

Хочешь, я за тебя умру?

Громкий заголовок. Ох, громкий, знаю. Даже нет, красивый! Почти сериальный.



Что Вам нарисовало воображение, когда Вы его прочитали? Ответьте честно, прежде чем прочитать этот пост. Примерили на себя белое пальто? А роль Бога? И как Вам — что в первом, что во второй? Мне вот почему-то представляется дешевая российская мелодрама с какой-нибудь Порошиной в главной роли. И лозунг «Отдать всю кровь, чтобы спасти любимого». И пусть сама главная героиня почти сдохнет (а перед этим как минимум трижды отсидит в тюрьме), будет в кадре с фиолетовым лицом, а «любимый» через серию пойдёт сношать овцу — не важно. Важна — жертвенность момента, которая вроде как идеализирует человека и чуть ли не обожествляет. Мол, «Иисус пожертвовал собой ради людей — и я тоже, как же я могу не постараться сдохнуть-то?!».

— А вы что, в Боги метите? — спрашиваю я обычно у клиентов на сессии. Метят, конечно, редкая жертва этого не желает.

А, между прочим, этот вопрос я задавала больше пяти раз за эти три дня, ибо фраза «вовлечься ровно настолько, сколько это нужно, чтобы сохранить себя» здорово триггернула сразу несколько, клиентов, проходящих терапию, и… моего близкого друга.


Одна клиентка (N.), оказывается, «не отдала себя полностью», когда от онкологии умирал отец, хотя «должна была, отец же!».

— А что значит «полностью»? Вы должны были умереть за него?
— Не знаю, но мне бы хотелось что-то изменить.
— Вы знаете, где найти лекарства от IV стадии?
— Нет.
— Жаль. Вам бы дали Нобель и почести
.

(с)

А «отдавала» барышня себя как раз-таки с перебором (имхо) — минус 20 кг за три месяца и уход с работы, чтобы быть рядом.


Другой клиент (М.) винил себя, что не попрощался с бабушкой из-за локдауна. Сюрреализм ситуации заключался в том, что его мама … тоже винит его и называет эгоистом, который «позволил себе греть жопу на турецком пляже, пока вся семья страдала».

— А ваша семья могла бы обеспечить Вам чартер? Да, и выход на властей Турции у них тоже есть?
— Нет, конечно же, Мария. Это обычные советские люди, именно — советские до мозга костей.
— Серьёзно? А я-то думала, что в апреле сам Дворкович с собачками красную дорожку расстелил, а Вы отказались лететь.
— Нет, Мария,
— смеётся. — Там такого не было. Я сам-то еле выжил, честно говоря, а тут ещё чувство вины.
— Ваше? Или их вина, спроецированная на Вас, которую Вы отчего-то считаете своей?
— Интересный вопрос. Мать, конечно, тот ещё абьюзер.


Конечно, интересный.

И да, ребята, очень сложно принимать себя ребёнком манипулятора: приходится делать на это поправку каждый раз, когда хочется снова укорить себя, дабы не допустить возврата программы саморазрушения, «с любовью» заложенной ещё в школе.


Зачем я процитировала столько бесед?

Collapse )