October 30th, 2020

August 2020

Total Control: как это будет?

— Когда я говорю о контроле ресурса, я же человечество имею в том числе.
— Да и так все на контроле, любую финансовую операцию можно отследить.
— Нет, боюсь, я говорю о передвижении человеческого ресурса.
— Это невозможно, Мария. 7 лярдов, как-никак.
— Хорошо, если невозможно
.

(с) ноябрь 2019 года.



Этот разговор состоялся с клиентом год назад, когда я писала глобальный годовой прогноз, часть которого опубликовала в ЖЖ.

Сходите, почитайте. Ноль воды, исключительно фактаж. Сравните с тем, что происходит сейчас.

И подводя первые итоги 2020 года, уже можно сказать, что я, опять же, единственная упомянула все ключевые тенденции некущего периода: оффлайн продажи действительно уходят, кризисы в реальной торговле действительно критичны для её выживания, контроль за потоком средств действительно усилился. То, что раньше казалось «too much», не идёт ни в какое сравнение с тем, что вводится в странах как минимум (!) СНГ сейчас.

Один лишь доступ ФНС к банковской тайне чего стоит, не говоря уже о разговорах о «привязке» карт к профилю на Госуслугах.

Всё это для меня было ожидаемо и всё это будет интегрирована в жизнь социума до конца этого года, как и было предсказано ещё в декабре. Собственно, поэтому приход главного налоговика на пост Премьера меня ничуть не удивил. Это закономерно. И, опять же, я не удивлюсь, если на должности он долго не пробудет, ведь «лица системы» должны поменяться, имитируя смену самой системы.

Иначе — привет, сценарий республики Беларусь.


О чём я не писала публично в декабре 2019 года, так это о контроле человеческого ресурса. Контроле передвижения ресурса. Точнее, если Вы помните, я постаралась использовать максимально мягкое выражение «надзор за свободой».

Collapse )