December 25th, 2020

August 2020

Время быть счастливым.

— И последний вопрос. С кем Вы строите сейчас свою личную жизнь?
— С собой, Мария! Сейчас в моей личной жизни есть Я.
— Ну... это уже не мало. Ведь полтора года назад в ней не было никого
.

(с)



Последние недели декабря — это время «ламповых» терапий. И таких же бесед.

И не потому, что вокруг висят гирлянды, а потому, что уже который год именно в декабре наш с очень многими клиентами процесс естественным образом трансформируется — кто-то уходит на поддерживающий режим; кто-то, как клиентка, диалог с которой Вы прочитали выше, выходит и из него. И сейчас уже сложно представить, что когда-то эта красивая, уверенная в себе и активно строящая карьеру девушка распыляла энергию на то, чтобы контролировать каждого члена семьи и каждую терапевтическую фигуру.


Как сложно представить себе и то, что уже другая моя клиентка когда-то звонила мне и говорила: «Мария, тянет!».

Л. — это очень тяжёлый кейс. НРЛ с демонстративно суицидальными наклонностями, которые нужно было обсуждать, делая вид, что ты не замечаешь истинной мотивации. И к этой истинной мотивации подводить клиента, показывая ему картину со всех сторон.

Суммарно 1.5 года терапии с регрессами + год с хвостиком поддерживающей.

Во вторник спросила у неё:

— А что, если сейчас последняя неделя вашей жизни, а потом Вы возьмёте бритву или нож?
— Да ну на фиг. Нет. Как-то жалко, Мария. Жизнь — крутая штука, особенно когда она моя
.

Резкое отторжение когда-то привычных действий. Like.

Неделя, кстати, взялась не из воздуха — когда-то родители «предупреждались» именно за неделю до часа Х.


Ещё одна крутая беседа состоялась вчера, на встрече с давней клиенткой. Той самой, которая осенью забеременела.

Казалось бы, вот только пару дней назад я выезжала с парковки дома на Вилоновской. Но нет. Уже 24 декабря, 15-ая неделя и вердикт: вероятность, что девочка, 99%. Кстати, срок на момент октябрьской консультации был больше предполагаемого.

Collapse )