January 29th, 2021

August 2020

Окей, гугл. Как женить на себе мужчину?

— Деточка, если ты не можешь залететь от любовника, то ты просто не стараешься. Проколи презерватив иголкой, аккуратно рядом с центром. Или попроси его кончить себе на грудь, а потом … типа в душ пошла… и во влагалище сперму перенеси, задрав для надёжности ноги к стене ванной. Изи ваще!
— А если зайдёт и спросит, что делаю?
— В смысле зайдёт? Ты же в душе! Дверь закрой. А если он до тебя пойдёт, то сходи в туалет после него, достань из ведра презик, задери ногу и влей в себя. И лучше тоже ноги на стену задрать, чтобы наверняка.
— А если он в унитаз смывает вместе с защитой?
— Запрети. Скажи, что канализация засоряется, и ты уже несколько раз сталкивалась с подобным
.

(с)



Если честно, ребята, даже не думала, начав читать по вашим советам женские форумы, насколько глобальную тему я затронула в прошлую пятницу. Благо, к шоковым состояниям с последующими инсайтами я в январе уже привыкла.

Я не буду сегодня играть в моралиста и взывать к трезвости в вопросах «привязывания» ребёнком. Ибо вряд ли моя целевая аудитория в принципе занимается подобным, а у тех, кто занимается, скорее всего, на мой ЖЖ аллергия. Я просто хочу показать (даже не с позволения, а с настояния моих клиенток, героинь сегодняшнего поста), как это бывает, когда жертвой спланированного залёта становится не мужчина, который не может физически с этим ничего сделать, а ... женщина.

Пошли разбираться?


История А..

Одну мою московскую клиентку (назовём её А.) залётом женили на себе. Я не опечаталась. Около года она встречалась с мужчиной, которому регулярно давала отпор, когда он хотел подчинить её себе морально. Нет, в её глазах он был не тираном, а, скорее, «типичным армянином», таким горячим и авторитарным, как и часть её родственников. Она считала, что у неё всё окей с границами (на дипломата же учится!), и тот факт, что она периодически терпит посягательства на свой телефон, свой круг общения и прочие свои «личные территории», лишь говорит о том, что она умеет эти границы держать. Не ищите логику.

И эта уверенность присутствовала до тех пор, пока барышня не поняла, что она беременна. «Бывает, чо» — отреагировал с ухмылкой жених, (как потом выяснилось) спланировавший залёт, и сказал, что «он теперь будет носить её на руках».

Носил. До 20-ой, кажется, недели, когда аборт уже сделать было нельзя. А потом перестал носить и стал (по традиции) запрещать, теперь уже спекулируя и будущим ребёнком и новоиспечённым статусом мужа: «Я имею право знать, кто тебе пишет!» и «Не фиг шляться с подругами, ты беременная! Думай о нашей дочке». Любые истерики и попытки заявить о психологическом насилии и он, и родственники списывали на гормоны, а когда девушка на восьмом месяце, загнанная, затравленная и зарёванная, как Марфуша из сказки «Морозко», пришла на порог родительского дома (её натурально «переглючило» после вопроса «интересно, а будет ли у меня на тебя вставать после родов?..»), никто даже не понял, что произошло.

Collapse )