August 2018

Близкий в секте: что делать?

Изоляция, конечно, отразилась на психическом здоровье граждан России.



Во-первых, в изолированном пространстве обострились все расстройства, какие только можно. В самые ближайшие дни в моём инстаграме выйдет обещанный ещё в апреле пост про дисформофобию. Если актуально, подписывайтесь! Почему именно там, поймёте, когда прочитаете. Ведь написан он специально для той аудитории, которая, разглядывая отфотошопленные фотографии звёзд, сравнивает себя с ними и задаётся вопросом: «А почему я страшнее, чем они?».

Во-вторых, в виду отсутствия дружеского (того самого, которое по душам) общения потребность в нём некоторые граждане начали компенсировать, слушая многочисленные тренинги или, что ещё хуже, зомбирующие медитативные программы, которые имеют цель затащить человека в секту. Знаете, как это происходит? «Дорогой лох, вот тебе медитация бесплатная. Скачай на телефон и слушай регулярно, чтобы я тебе ссала в уши как минимум 2 часа в день, а ты на это ссанье подсаживался, а потом я бы тебя даже не уговаривала оплачивать тренинги сначала за 999 рублей, потом — за 1 999 р, потом — за 2 999 и так далее».

Да, ребята, я выражаюсь довольно грубо сейчас, но это оправдано. Иначе, как словом «ссаньё», описать то, что я прочитала в ряде профилей, я не могу. А читала я, к сожалению, в последнее время часто: с апреля по июнь две клиентки и пять-шесть подписчиц жаловались на то, что их мамы // подруги // сёстры подсели на какую-то муть и активно пытаются им навязать довольно странные медитации // аффирмации и прочую лабуду, которую нужно регулярно слушать, дабы «перейти на новую ступень развития».

Секта? Секта. В чистом виде.


Так что этот пост, дорогие мои, я пишу преимущественно для близких сектантов, ибо у сектантов в ушах в данные момент времени моча (просто примите это как факт), и это нужно учитывать, а значит, принимать их позицию, общаться с их позицией и корректировать свои слова с учётом этой позиции, отодвигая в сторону эмоции и гнев. Если проще: от того, что Вы в 25 раз впадёте в ярость и скажете «Мать, ты сошла с ума!», жизнь матери не изменится. Мать как раз-таки к этой реакции и подготовили.


Потому — корректируйте модель поведения. Как именно?

Первое. Уважайте их выбор. Ну или хотя бы сделайте вид.

Нет, я не сошла с ума. Критически важно в моменте перестать обесценивать то, что значимо для ваших близких. Вы (или кто-то значимый для сектанта) и так уже когда-то обесценил(и) что-то важное, что заставило их искать убежище у мудаков.

Да, секта — это алчные мудаки, которым нужно гореть в аду. Это знают все. Но сейчас это ценно для ваших близких и не должно быть предметом спора. Иначе получится «война с бутылкой» из кейсов о созависимых, в которой созависимый бутылке всегда проиграет. И да, уходят в секту преимущественно те, кто а) не чувствует поддержки // понимая // заботы; б) потерял опору и в) чувствует конфронтацию (как правило, в семье), в которой он проигрывает («вечный неудачник»).

Потому уважаем их выбор, чётко понимая, что их выбор — зло. То есть выслушиваем их позицию, по возможности


Второе. … сея зёрна сомнения через уточняющие вопросы.

Иными словами, совершенно спокойным (и даже заинтересованным) тоном раскрывайте фразы «там меня понимают» и «там меня принимают такой, какая я есть» уточняющими вопросами «а что для тебя есть понимание?», «а что для тебя есть принятие тебя такой, какая ты есть?», «а что ты хочешь услышать?». Это тот минимум, который пошатнёт уверенность сектанта в программе.

Если Вы сами работаете с психологом или в вашем окружении есть хороший психолог (благо, их в России найти проще, чем хороших астрологов), чуть позже можно постараться подать то, что сектантка хочет услышать, но под правильным соусом, вложив в голову жертвы секты посыл: «ты нужна семье» или «твоя семья — это мы». Но, ребята, делать это лучше вместе с психологом.


Третье. Взывайте к разуму в процессе разговора, всё теми же наводящими вопросами.

«Дорогая жена // мама // сестра, а как ты думаешь, зачем этим людям тебя понимать?». Реакция на вопрос будет самая разная: от агрессии до молчания. Ваша задача — принять любую реакцию, даже если это будет истерика, слёзы или мат. И через 3-4 дня повторить вопрос, опять же, не оспаривая ответ. Наблюдайте за динамикой в ответах, слушайте рассуждения, они будут меняться.


Вообще пункты 2 и 3 решают две проблемы сразу — дают сектантской жертве нужное ей внимание (раз) и корректирует доверие между членами семьи (два). Жертва на первых порах воспринимает ваш интерес к секте как интерес к ней, (почти) полностью отождествляя себя с сектой, вы же как минимум (!) владеете информацией, которой жертве ссут в уши.

Последнее может быть весьма полезно в случае, если вам потребуется собрать материал для уголовного дела.


Главное, ребята! Что от вас требуется? Терпение. Внимание. И мягкость. Последнее крайне важно. Ведь, вероятно, с жертвой секты и так когда-то были очень жестоки, почему — я подробно объяснила в первом пункте. Удачи!



PS. Были ли в вашем окружении сектанты? А может быть, когда-то Вы сами вписались в эту систему? Как вышли?



Подпишись на мой блог!

Instagram: vlasova_rus
Twitter: vlasova_rus

За что я обычно баню.

Posts from This Journal by “психология” Tag

Сама чуть не загремела 30 лет назад. Спасло расстояние от Сибири до Европы. В 90-м была во Франции, гуляла себе, и на одной из улиц - толпа всяких попрошаек. Один толкал газету за 5 франков (тогда франк к рублю был 1:1), за фигом столько тратить? Продавец нахваливал содержание номера - про СССР и Горбачёва (на первой полосе действительно было что-то). Но я просветила его, что сама из СССР и без газеты всё знаю. Далее кто-то вежливо спросил, не смогу ли я внести сколько-то франков на что-то там? Нет, не смогу, нам принимающая сторона дала не очень большую стипендию. Потом меня окликнула девушка: "Мадемуазель, вы студентка?" "Бывшая", - ответила я. На тот момент я как раз окончила вуз. Тем не менее мы зацепились языками, она католичка, но у католиков и православных один бог. И она, как и я, не пьёт, не курит и не занимается сексом. Она дала мне адрес их центра, я побывала там за 2 дня до вылета из Франции. Она всё агитировала меня остаться, но я не могла продлить своё пребывание, да ещё по родине затосковала. Сама себе удивлялась. Оставила ей свой адрес, мы переписывались, она писала мне о работе на церковь Муна, то в одной стране, то в другой, осела в Польше и зазывала меня к себе. "Тебе нужны деньги только на дорогу, на жизнь мы заработаем". Я ей разъяснила, сколько моих зарплат стоит билет в один конец и что работать мне будет нельзя, если я не по рабочей визе еду. Так-то она сама хотела ко мне приехать, но побоялась, ибо я живу "возле Монголии". Наша переписка сошла на нет. Позже я прочла о мунитах и не раз надела намордник и обрадовалась, что не загремела туда. А у мужа есть двоюродный брат-адвентист. Его жена затянула. Были они у нас в гостях 16 лет назад. Не едят свинину - не вопрос, не кормила я их свининой. Пошли в субботу в церковь свою - на здоровье, не путаются под ногами (я по субботам убираю квартиру, не чту седьмой день). Но они с мужем не раз схлёстывались в спорах. Гость всё говорил, что лишь они, протестанты, знают истинную веру. А ещё у адвентистов, оказывается, процветает лысенковщина (тот самый псевдоучёный, который утверждал, что репа может переродиться, скажем, в яблоню и пр.). Жуткое дело эти секты! Отца чуть иеговисты не захомутали, но сестра их отшила.