Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

August 2018

Три инсайта обучения.

Сегодняшний пост будет лаконичным, но полезным для моих коллег-терапевтов. Потому что три профессиональных инсайта, случившиеся в ходе январской части обучения лично для меня оказались крайне полезными и закрыли как минимум два моих профессиональных гештальта, о которых я в разное время упоминала как в блоге, так и на семинарах.



Первый касался суицидов в частности и работы с ПРЛ в целом.

Точнее, работы с суицидальными клиентами, а если точнее — с депрессивными пациентами пограничной структуры личности, и их попытками «срыва» (попытки суицида // тяга к попыткам суицида на фоне дичайшего эмоционального шторма), которые случаются, как правило, после второй-четвёртой сессии при установлении доверительного контакта. Признаться, этих «срывов» в самом начале своей терапевтической работы я, тогда ещё молодой специалист, боялась как огня и максимально страховала себе регулярным общением с коллегой-психиатром, зачастую отправляя клиенток после попыток суицида сразу к ним.

Мне казалось, что нужно «купировать» регресс дополнительными силами.

Но я ошибалась в том, что... это был регресс. Да и, в общем-то, долгие годы я демонизировала проблему, выискивая новые способы терапии при ПРЛ я тоже зря. Ибо пациенты (например, вот) с такой клинической картиной в тот момент, когда они (как раз-таки при установлении доверительного контакта и осознании первых изменений в мышлении) обретают реальную надежду на изменения (!), во-первых, паникуют из-за страха опустошения («Как жить по-другому?»), а во-вторых — паникуют из-за страха разочарования («А что, если снова мимо?»). Всё это и толкает на обострение. Иными словами, угроза терапевту «нажраться таблеток» или «вскрыть вены», а ещё — привлечение внимание к прогулке по крыше в моменте — это что-то вроде посыла: «Получается! Скажи, что получается». Ну и ультимативное требование сессии вне очереди, что и произошло, например, пару недель назад.

Если ещё короче: попытка суицидников «откинуться» после начала терапии — это готовность к терапии. Что-то вроде «нырнуть поглубже — и вынырнуть», что ни разу не отменяется важность правильно подобранных терапевтических методов.



Второй инсайт касался моих Рыб-беглянок (то есть девушек, которые убегали после начала процесса).

Collapse )
August 2018

Память матки, аффирмации и прочее мракобесие в «терапии».

Моё уважение к коллегам заканчивается, когда из-за неудач на профессиональном фронте они, вместо того, чтобы идти и латать дыры в знаниях, пытаются присовокупить к уважаемой науке всякую мистическую чушь, банально играя на струнах ритуального мышления, свойственного жителям постсоветского пространства, чья родня «заряжала» воду словами Кашпировского.



Так, в разное время я узнавала, что люди, с которыми я когда-то училась, начинали лечить аллергию эфирными маслами (что невозможно, говорю это, как человек, который знает об ЭМ, пожалуй, всё) или бесплодие — магическими аффирмациями.

Аффирмациями. Теми самыми, которые вне терапии могут сформировать новую (ложную) установку, которая либо создаст внутриличностный конфликт (если идёт вразрез с уже имеющимися установками), либо разворошит его, либо уберет «поверхностный» конфликт в подсознание. Например, человек в депрессии будет по утрам говорить себе, что у него всё хорошо и его главная задача — быть счастливым, искусственно улыбаться, забив на свои чувства и потребности (пройти терапию, будучи в депрессии), а потом… пойдёт и счастливо с широкой улыбкой выйдет из окна. Аффирмация же, чо.


Один кадр с моего потока так вообще в свою работу приплёл… эзотерику, дабы добавить себе выделяющие его среди прочей «серой массы» характеристики. Теперь он не просто психолог, а аж маг в пятом поколении с бабкой из Сибири, которая ещё Ельцина слюнявой картофелиной от мигрени спасла! Под видом же «магии» и «рейки» он пытается «продать» упражнения из бодинамики. Выглядит это, конечно, забавно, поскольку повторно на эту бесовщину приходят редко, отчего мужчина уже года два в долгах как в шелках, ну да ладно. Самара вообще — город чудес и магов. У нас один Сашка, выгнанный с актёрского факультета СГАКИ за пьянку, победителем «Битвы Экстрасенсов» в своё время стал: видать, третий глаз прорезался по синьке.


А около месяца назад на встрече с коллегами я узнала, что одна наша общая знакомая, которой за пять лет практики не удалось решить ни одной (!) проблемы клиента, о чём она плакалась прошлой весной, перепрофилировалась в «женского психолога», чистящего недалёким дамам дистанционно матки. Матки, как правило, начищают одновременно целому табуну, отдавшему за вебинар уже набившие оскомину 999 рублей. И это тоже за каким-то хреном называется «групповым психологическим сеансом».

Collapse )
August 2018

Больные дети (+ мини практикум).

Тебя еб*т, а ты — терпи. И расти над собой, щенок.

(с) заповедь оправдывающего насилие.



Я очень внимательно слежу за законом о домашнем насилии и всеми поправками не просто так. Этот закон, имеет огромный потенциал: при условии качественного наполнения он способен коренным образом уже в среднесрочной перспективе начать корректировать наш менталитет, в котором мазохизм, как написала я недавно в инстаграме, — это национальное достояние.

Ведь самое дикое — считать, что жестокость является маркером любви и «хорошего мужского воспитания», я насилие способно кого-то вылечить. В качестве иллюстрации абсурдности этой мысли я бы посоветовала вам посмотреть фильм «Временные трудности», но не в оригинале, а в обзоре Жени «BadComedian» Баженова. Потому что цель самого фильма — показать, что насилие спасает и «человеком делает», а грамотный блогер на ваших глазах разбивает всю бредовую логику этой идеи.

Которая выглядит особенно цинично, когда речь идёт о больных детях.

Потому что больные дети, как и дети с расстройствами, это в принципе не «материал для излечения». Исключение — если болезнь действительно можно вылечить, вопрос только — в цене и внимании. Больные детиэто люди, которые родились с дополнительными вводными данными. Готовы вы их любить и принимать такими, какие они есть (как та же Эвелина Блёданс — своего сына) — любите, стараясь сделать их жизнь счастливой в той мере, в которой это вообще возможно. Не готовы — оставляйте в детском доме. В конце концов, нелюбовь и издевательства от чужих людей принять гораздо проще, чем унижения от самых близких. В детском доме «жизнь — ад», скорее, норма, а вот когда жизнь дома хуже, чем в детском доме — это ни в какие ворота не лезет, извините. И от этого ребёнок в любой точке Российской Федерации — будь это Москва или поселок под Абаканом — должен быть защищён.


Собственно, с ощущением, когда «дома хуже, чем в детском доме» столкнулся мальчик, карту которого мне принёс мой бизнес-клиент. Мужчина занимается благотворительностью и периодически спонсирует лечение детей или оплачивает операции деткам, заявки которых отклонили фонды. Случай действительно был не из лёгких. Смотрите сами:

Collapse )
August 2018

Интервью с врачом-онкологом из Швеции: ВПЧ, рак, лечение, фуфломицины.

Смерть хирурга-онколога Андрея Павленко некоторое время назад привлекла внимание к тому, что с лечением рака в нашей стране всё очень плохо. Даже диагностировать его на ранней стадии есть способность далеко не у всех (нужны регулярные обследования), про само лечение и реабилитацию я в принципе молчу: звезды вынуждены дома продавать, что же обычным людям без миллионных заначек делать? А психологическая поддержка? Нет, про это в принципе не слышали.



Но если об онкологии в последние годы начали хотя бы говорить (тема в какой-то степени перестала быть табуированной), то вот о том же ВПЧ — даже на уроках условно сексуального воспитания (хотя как оно обычно проходит, моя клиентка рассказывала), к сожалению, вспоминают через раз и далеко не в каждой школе. СМИ же и вовсе эту тему не поднимает, а делать это нужно, ведь штаммов ВПЧ очень много, далеко не со всеми организм способен бороться самостоятельно, при этом некоторые штаммы как раз и становятся причиной появления рака — того же рака желудка или рака шейки матки.

Именно поэтому я решила попробовать в рамках своего блога раскрыть тему ВПЧ максимально подробно — и для этого обратилась к хорошо известной моей аудитории Ларисе stokholmare Биргер, врачу-онкологу из Швеции.


Мария Власова (MV): Лариса, добрый день!

Лариса Биргер (LB): Мария, здравствуйте! Первым делом хотела бы внести разъяснение по поводу своей профессии. Официально я — не онколог. Я понимаю, что очень сложно определить мою специальность, особенно в России: там на меня вообще смотрят большими круглыми глазами, прежде чем поймут, в какой сфере у меня специализация. Я стоматолог-хирург, работаю в клинике оральной медицины, мы принимаем пациентов с различными заболеваниями, в первую очередь онкологически больных, но также и кандидатов на трансплантацию органов, пациентов, которым планово предстоит открытая операция на сердце и т.д. Необходимость углубиться в тему ВПЧ инфекции возникла, когда в клинике начали исследование (которое еще не закончено) о целесообразности введения скрининга при обследовании ротовой полости для предупреждения развития ВПЧ ассоциированного рака в глотке.

MV: Благодарю Вас за разъяснение! Оставлю его для читателей.

LB: Замечательно!


MV: Лариса. Ваши комментарии редко остаются незамеченными, но после «сексуального воспитания» количество вопросов про ВПЧ зашкалило, причем не только в комментариях, но и в мессенджерах. И сегодняшнее интервью — небольшая попытка удовлетворить потребность социума в качественном тематическом контенте. Вы готовы?

LB: Да!


MV: Итак. Что же такое вирус папилломы человека (ВПЧ)?

LB: Вирус папилломы человека — возбудитель самой распространенной сексуально-трансмиссивной вирусной инфекции. ВПЧ представляет собой группу вирусов, охватывающую более 200 различных типов. Они вызывают возникновение обычных бородавок на коже, половых органах (кондиломы), а тринадцать типов ВПЧ классифицируются как вирусы высокого онкогенного риска и могут вызывать различные виды рака шейки матки, ануса, пениса и глотки. Подавляющее большинство людей, ведущих активную половую жизнь, хотя бы раз в жизни были заражены одним или несколькими типами этого вируса. ВПЧ-инфекция в большинстве случаев протекает бессимптомно и заканчивается самоизлечениемиммунная система организма здорового человека в состоянии справиться с вирусом в большинстве случаев. В течении нескольких месяцев происходит самоизлечение, а в течении полутора-двух лет происходит полная элиминация (удаление) вируса из организма в таком же большинстве случаев. Но иногда случается, что иммунная система по каким-то причинам не справляется, и тогда инфекция переходит в хроническую форму, и через много лет может стать причиной онкозаболевания, если не повезло и в организме задержался именно онкогенный вирус.


MV: Как можно «подхватить» ВПЧ? И спасает ли нас от него презерватив, если мы говорим о передаче вируса половым путём?

LB: Заражение происходит при контакте кожи и слизистых, в том числе — при половом акте. Типы вирусов, которые могут вызвать кондиломы, рак шейки матки и рак горла, пениса и ануса, легко передаются во время полового контакта. Презервативы могут уменьшить, но НЕ полностью предотвратить риск заражения ВПЧ. Да что там половой контакт! Достаточно другой раз руки друг другу пожать — и вуаля, ваш собеседник подарил вам вирус, и через пару недель на пальце вскочила бородавка. При половом акте презерватив защитит вас лишь отчасти — прикосновение к коже там, где она не прикрыта презервативом, но имеет на себе вирус — уже шанс или, вернее, риск его подхватить.


MV: Известно, что типы (штаммы) ВПЧ исчисляются десятками. Скажите, какие из них стоит не то, чтобы «бояться», а контролировать, если они уже появились в организме, и почему?

Collapse )
August 2018

Личная терапия-2: про ответственность и метафоры.

«Ответственность — инструмент тяжёлый, и его тяжесть приятна не многим. Поэтому в терапии многие наши с тобой коллеги стараются максимально снять с себя личную ответственность, как раз и спрятавшись за «работой клиента». Кстати, возможно, с этим на личном опыте столкнулась девушка, которая написала тебе, что «так она может учиться и по Библии». И действительно, обжёгшись, она требует гарантий, дать которые в том разговоре ты не могла. В своем вчерашнем после ты написала о том, что делать это (перекладывать ответственность на клиента за работу ввиду ряда факторов — примечание автора блога) нельзя, поскольку после глубокой работы человек может быть потерян, растерян, неуверен в себе (он действительно некоторое время ведёт себя как ребёнок, который заново учится ходить, а точнее, жить с новыми установками и способами переживания), а проконтролировать результат своей работы, оказать поддержку и помочь человеку научиться жить с новой картиной мира — как раз-таки и входит в компетенцию терапевта, не вмешиваясь при этом в сам внутренний процесс клиента. Ты ткнула на больное место — и получила то, что получила».

(с) мнение моего супервизора о посте «Личная терапия».



Признаться, у меня давно не было таких интересных бесед с КС. Ещё одну выдержку я вставлю в конце.

А теперь — к главному.

Нравится кому это из моих коллег или нет, но этика нашей профессии предполагает фактор личной ответственности терапевта: поддержание и содержательность психотерапевтического процесса, контроль границ, качество и профессиональность услуг. Это тот минимум, который лекторы в профильных вузах озвучивают на первом-втором курсе.

И который лично у меня вопросов не вызывает.

К слову, озвучивается также и ответственность клиента: рефлексия, доверие, честность, осознанность. При этом, как не сложно заметить, в зону ответственности клиента не входит контроль (кстати, контроль — это в принципе «взрослый» функционал, так, к слову) личных границ и процесса, а также — влияние на процесс терапии, если речь о выборе методов работы. Это не входит в зону ответственности клиента, и он, клиент, не должен уметь это делать, в отличие от психотерапевта. Для него желание перейти с терапевтом на «ты» и начать совместно распивать кофе по утрам может быть естественным, за невозможность углубления именно личных контактов и оставление их строго в рамках профессиональных отношений отвечает психотерапевт.


В чём заключается нюанс, который разозлил некоторых моих коллег не только в комментариях, но и на сторонних форумах?

Collapse )
August 2018

Личная терапия: «взрослый» и «ребёнок».

Сегодня без подводок, сразу — к сути.



В терапии нет «общих» 100% работы. Это вам не ЧМ по гребле на байдарках: пока один отдыхает, гребёт другой.

В терапии есть работа психотерапевта, на качество которой влияют образование, его личные навыки, личные качества (умение доносить информацию, терпение, незаурядность ума и прочее) и его опыт, как удачный, так и не очень. Мотивированность в работе, в конце концов. Иногда — личные обстоятельства или ангажированность в конкретном запросе (например, запрос клиента бередит уже его личную травму), но с годами терапевт либо учится закрывать на это глаза, либо просто НЕ берёт на терапию клиента, если чувствует, что не сможет быть объективным. Второе при любых раскладах безопаснее, даже через годы практики.

Так, один из моих преподавателей, даже после десятилетий практики не берёт на терапию карьеристок, детей которых воспитывают няни и бабушки: его мать в три месяца ускакала на заработки и пробыла там до его совершеннолетия. Он их не может понять.

Собственно, если вы ищите психотерапевта в своём городе, обращайте внимание в первую очередь на его образование (полноценное высшее психологическое или медицинское, если речь о врачах-психотерапевтах, сексологах, неврологах, психиатрах) + разобранные им кейсы в профилях в социальных сетях или на личном сайте, которые дадут представление об опыте и механизмах работы + специализацию, которая, как правило, вырисовывается чётко как раз после начала регулярных консультаций, а не после окончания вуза. И в последнюю очередь — на рекламу, обещание и гарантии, данные без разбора вашего запроса.


И есть работа клиента.

Collapse )
August 2018

Гарантии и проекция.

На прошлой неделе слово «гарантии» фигурировало в моих беседах как с клиентами, так и с коллегами и даже подписчиками, настолько часто, что я решила об этом написать.



С коллегой мы обсуждали кейсы, связанные с болезненными желаниями наших клиентов получить гарантии, что их личный выбор окажется верным. Так, например, конкретно мой клиент, устав от роли «донора» в личных отношениях, до жути боялся сказать своей высасывающей из него всю энергию пассии, что он уходит («А вдруг я не прав и вдруг я без неё не смогу? Как мне это это понять?»), а после третий сессии… молча поехал и забрал свои вещи, ничего не анализируя, а просто спасая своё психическое здоровье. Через три дня после этого эпохального решения он оборвал мне вотсап с вопросами: «А почему я не сделал этого еще после первой сессии?». Время нужно было. И ещё какие-то гарантии, дать которых никто не мог.

Ешь одна моя клиентка, травмированная разводом, хотела получить от нового партнёра гарантии, что он с ней не разведётся. Точнее, так. Что у него с ней непременно «всё серьёзно» и «навсегда», а то зачем время тратить. Эти гарантии она хотела получить после второго свидания и даже до первого секса, по сути отказывая даже себе в праве уйти, если ей что-то не понравится. Мужчина оказался честным и не смог ей дать такие обещания, после чего ему был присвоен клиенткой статус «мудака» и вечный бан.

А несколько дней назад на мой пост «Страх несоответствия» в инсте ответила женщина, которая а) была несчастливой; б) не любила себя от слова «совсем» и в) хотела ко мне на терапию. А ещё женщина ещё до обсуждения проблемы и до формирования запроса, хотела получить гарантии, что терапия разом решит все её проблемы и научит её себя любить.

— Я не знаю, какие дать вам гарантии, если работа будет на 80% зависеть от Вас. Отзывы клиентов скринить не люблю, имена приходится скрывать, получаются отрывки. А отрывки могут и подруги написать, поменяв аватарки.
— Мои деньги за ваши 20% работы?
— Это правило любой терапии: основную работу делает клиент. Жизнь же ваша. Вам решать, как реагировать на слова и инструменты, которые вам даёт психотерапевт.
— Удобно. Никакой ответственности.
— Ну, если Вы считаете меня безответственной, значит, мы с Вами не сработаемся.
— Так я и по Библии могу учиться. От вас мало толку. Деньги на ветер.
— Ок. Учитесь
.


Где я написала про «20%» своей работы, я до сих пор понять не могу, но раз меня так услышали, это… тоже показатель. Ведь с точно таким же искажением моих слов мы, скорее всего, столкнемся во время сессий. А ещё мы совершенно точно столкнёмся с проекциями. То есть на меня во время терапии будут упорно «лепить» образ когда-то обманувшего человек, что напрочь лишает взаимодействия клиента и терапевта доверия. Ведь что есть требование гарантий ДО обсуждения запроса, ДО первых сессий или ДО, например, вступления в отношения (любые)? Это страх (и при этом неосознанное желание) снова быть обманутым.

Иными словами: ещё на берегу вы ждёте гарантии, которые человек в самом начале общения просто не может вам дать по объективным причинам (мало вас знает или мало знает о вашей травме, если речь о психотерапевте), чтобы ещё раз почувствовать себя обманутым (уже в процессе «недавания» гарантий) и закрепить в голове механизм «все люди — твари, а я — жертва» или, опять же, если мы рассматриваем в том числе сферу отношения — «все мужчины — мудаки, я одна стою в белом пальтишке».

И знаете, вы ведь обязательно найдете тех, кто с ходу даст вам гарантии, которые Вы ждёте и которые временно Вас успокоят.

Collapse )
August 2018

Прощение в терапии.

В среде коллег часто слышу мнение, что «прощение» и «принятие даже куска гэ мерзавца таким, какой он есть» — одни из важнейших столпов, которыми лечат травму, причиненную другим человеком. Как правило, этим грешат слишком уж (а иногда — и показательно) набожные психологи и психотерапевты, которые свои собственные отношения с религией ставят выше прав и интересов клиента. «Поставь свечу за здравие врага», «Помолись за здоровье ушедшего мужа и его любовницы» и тренд таких «терапий»: «Прости согрешившего». Ну вот просто прости — и отпусти. И все.



На словах звучит красиво и даже как-то благородно, но на практике всплывают нюансы.

Этим летом у меня проходила недлительную терапию девушка, которой предыдущий психотерапевт ставил «прощение» чуть ли не главной целью работы с оной. Так вот девушка именно «прощать» отказывалась, ибо гордыня задета, а для некоторых людей гордыня — святое, и с этим нужно считаться. В итоге, мы работали сначала с её травмой, потом — с её самооценкой. После этого «микса» прощение стало в принципе не актуально, а на обидчика она смотрела как на грязь, которую растерла.

Повторюсь: я не говорю, хорошо это или плохо. Это позиция клиента, и я как терапевт её уважаю.


Так вот к чему это я. На мой взгляд, когда прощение становится самоцелью психотерапевтической работы, это… хреновая работа. Прощение нужно, если а) клиент к нему готов и б) если оно ему нужно для решения собственных задач.

Collapse )
August 2018

ВИЧ-инфицированный ребёнок.

Меня бесит спекуляция на медицинской теме в астрологии.



Меня бесит, когда чушки, не знающие ни анатомии, ни того, что из себя представляют гиалуроновые инъекции в принципе, считают возможным рассчитывать дни для процедур, просто смотря на знак транзитной Луны в интернет-календарике, а потом мне пишут люди, которые закололи филлер вроде бы на «Луне в Весах» (знак же красоты) и даже на растущей Луне, но при этом в 9 лунные сутки и в период, когда Луна шла по натальному Марсу, а натальную Венеру (эл.1) «бил» уже транзитный Марс (У6). Красота, чо уж. Конечно, ужасов это не принесёт, но отёки, кровотечения и гематомы — легко. Как следствие — вынужденные больничные и проклинание и астрологов и косметологов вместе взятых.

Но больше всего меня бесит, когда какая-то замухрышка «находит» в карте ребёнка онкологию за секунду и по одному лишь соединению Солнца и Лилит в Рыбах (!), а потом впаривает напуганной матери защитный амулет с алиэкспресс. Ну чтобы «заранее предотвратить». Если такие твари (а иначе их я назвать не могу, извините) меня читают, вот без шуток — я желаю вам пройти через всё то, на что Вы обрекаете доверчивых людей, которых просто разводите на деньги.


Сегодня я хочу наглядно показать вам, как много расчётов нужно сделать, чтобы осторожно (!) предположить диагноз в карте.

Данные: 07 ноября 2011 года в 16:00, Самара.

Фактаж:

Эта девочка родилась у ВИЧ-инфицированной матери, ведущей что на момент рождения ребёнка, что сразу после разгульный образ жизни. Через два года после рождения диагноз подтвердился и у ребёнка, были прописаны поддерживающие иммунитет препараты, которые, как позже выяснится, принимались нерегулярно, что в итоге и привело к тому, к чему привело.

Мать исчезла из жизни девочки примерно в тот же период: уехала в другую область с очередным любовником, там же вскоре и умерла. Воспитанием занималась бабушка, которая диагноз напрочь «отрицала». Причём, отрицала забавно: то говорила, что это выдумки врачей и лечила девочку «народными средствами», то никому о диагнозе не говорила. Так, например, при госпитализации в детское отделение (!) она не посчитала нужным поставить в известность врачей о статусе ребёнка. Для меня эта ситуация дикая, а разум до сих пор отказывается в неё верить. Ребята, неужели ВИЧ-статус действительно можно скрыть?

Когда здоровье девочки стало ухудшаться чуть ли не с каждый днем, бабушка обратилась к моей клиентке (клиентка приходится матери девочки двоюродной сестрой), та забрала её в Санкт-Петербург на интенсивную терапию, но, к сожалению, медицинская помощь была оказана поздно. Девочка умерла 07 июня 2019 года. И, глядя в дирекции на дату смерти, возможно, я бы чуть-чуть подвигала домарную сетку буквально в пределах градуса, чтобы сделать аспекты двух «тематических» дирекционных осей чуть почётче, но в целом, время допустимо считать подходящим для анализа карты.


Зная всё это, смотрим в карту.

Первое, что бросается в глаза по теме здоровья:

                 У6, Солнце, в соединении с Прозерпиной в Скорпионе.

Одно из самых «опасных» с точки зрения мошенников соединений, которое «непременно что-то несёт». Огорчу. Само по себе оно ничего не дает, разве что дополнительную домарную связь. Ну, соединение и соединение. Однако, так как Солнце — У6, оно заставляет нас задуматься: может ли быть у человека какая-то «хроника»? На этом этапе мыслей о смертельных болезнях возникнуть не может, только о тех, что будут обращать на себя внимание в течение жизни.

Collapse )
August 2018

Про некомпетентность и ОКР.

Знакомьтесь, это Виктория: 30 марта 1996 г., 12:00 (бирка), Чапаевск, Самарская область, РФ.



Имя изменено, карта не ректифицирована.

Мы познакомились с девушкой в конце июня: она попала ко мне по большому блату и на бартер-консультацию (поэтому её карта «остаётся» в ЖЖ). Точнее, её отправила ко мне моя знакомая, мастер по маникюру, и попросила: «Мария, посмотрите, пожалуйста, карту моей клиентки. У неё какое-то странное гормональное расстройство, непонятное мне, Вам может быть интересно».

Окей, думаю.

Почему консультация получилась бартерная? Девушка три раза за последние несколько лет меняла психологов и один раз проходила что-то вроде терапевтической сессии, но её проблемы (бессонница, тревожность) не решались. Ибо всё, что ей советовали психологи, один из которых по забавному стечению обстоятельств — мой одногруппник, это… слетать отдохнуть.

— И Вы летали? Когда в последний раз?
— Ну, в январе я слетала на две недели в Тайланд, вроде бы потом получше стало, но в марте снова всё вернулось.
— И что сказал ваш психолог?
— Сказал, что я «некачественно» отдохнула, и всэ потому, что отвечала коллеге пару раз в социальных сетях на сообщения. И что надо еще раз отдохнуть, полностью исключив общение со знакомыми и даже родственниками
.

Справедливости ради задам вопрос: среди моих читателей есть хоть один человек, который в отпуске действительно может позволить себе выключить на 21 день (или хотя бы — на 14 дней, окей) телефон и «выключиться» из рабочего процесса? Просто вряд ли такие люди в принципе найдутся в современном мире, и поэтому я не понимаю, зачем ставить априори невыполнимые условия, чтобы потом спихнуть ответственность на клиента и вызвать у него чувство вины?

В моей картине мира подобное попахивает шарлатанством и / или некомпетентностью.

— Окей. А что с гормональным сбоем?
— Там, наверное, не очень сбой. Я просто так говорю. Я иногда гель-лак сгрызаю.
— В смысле, сгрызаете и кушаете?
— Нет, сгрызаю, выплёвываю и подпиливаю ногти потом. Просто пластина портится из-за этого, хрупкая становится, вот и говорю, что гормональный сбой. И что типа лак сам слезает.
— Понятно, а сгрызаете зачем?
— Не знаю. Само получается.


Чуть позже выяснится, что сгрызает гель-лак девушка не постоянно, а в период цейтнотов на работе, обычно это конец квартала. Именно тогда начальник разоряется на сотрудников, не сдавших отчет в установленные сроки. Но Викторию не волнует ор в целом. Её не волнует, даже когда орут на неё, хотя последнее случается редко: девушка довольно пунктуальна. Она переживает, когда начальник кричит на свою секретаршу, женщину лет 45 «с кудряшками и уставшими глазами».

Collapse )